+7 (495) 195-18-66
Телефон для Москвы, чт, вс с 14.00 до 23.00
Skype: simplepsychology
Гештальт-гипнотерапия: основные понятия гештальт-терапии и гештальтгипнотерапии
11.03.2020

Гештальт-гипнотерапия: основные понятия гештальт-терапии и гештальтгипнотерапии

11.03.2020

В данной статье мы рассмотрим основные философские и методологические понятия гештальт-терапии по типу цикла контакта, прерываний, интроекции, проекции, ретрофлексии, дефлексии, структуры психики, функции Селф, понятий невроза и здоровья, теорию поля и др. 

В этой статье мы начнем обсуждать основные теоретические, методологические и философские положения гештальт-гипнотерапии. И здесь мы сразу оговоримся, что за основу берем именно понятия гештальт-терапии, где гипнотерапия выступает лишь как отдельная техника, а теория гипноза рассматривается отдельно. Такой подход применяется поскольку именно гештальт-терапевтическая теория может дать всеобъемлющий взгляд на человеческую личность и ее взаимодействие со средой.

Также в этом разделе автор постарается связно и понятно описать отдельные положения гештальт-терапии, что так редко можно видеть в учебниках посвященных этой теме.

Что ж начнем мы издалека, с того, кто мы есть и как мы функционируем. В частности, мы рассматриваем человека как живой организм, как открытую систему, которая определенным образом взаимодействует со средой, исходя из принципа гомеостаза. Гомеостаз и является основообразующим понятием в гештальт-терапии.

Гомеостаз — это способность открытой системы сохранять постоянство своего внутреннего состояния посредством скоординированных реакций, направленных на поддержание динамического равновесия.

Применительно к любой живой системе, принцип гомеостаза подразумевает, что организм, так или иначе стремиться сохранить свое жизнеспособное состояние. В случае человека, это происходит посредством потребностей и различных критериев, которые заложены в нашей психике, мозге, организме.

Наверно самым известным из таких критериев является температура нашего тела. Все мы знаем, что температура тела человека в норме составляет 36,6. Любое отклонение от этого значения запускает гомеостатические механизмы, т.е. организм старается вернуться к изначальному положению. Например, если температура начинает расти от физической нагрузки в организме запускается потоотделение, а пот в свою очередь позволяет снизить температуру до приемлемого значения. Если же температура тела снижается, то мы покрываемся мурашками, что позволяет хотя бы немного сократить теплопотери. И это один из очень немногих примеров работы гомеостаза в закрытой системе, когда система сама способна поддерживать свою стабильность.

Но что произойдет если температура начнет падать слишком быстро. Тогда, вы ощутите холод, который вызовет в вас фрустрацию. Можно сказать, что в вас актуализировалась физиологическая потребность в тепле. Это ощущение в теле и фрустрация заставят вас активировать поисковое поведение и в какой-то момент вы поймете, что стоит надеть что-то теплое или укрыться одеялом. И это то, что соответствует принципу активности и интенциональности в гештальт-терапии: организм – не является пассивно реагирующим объектов, он субъект, который активно взаимодействует со средой и вступает с ней в контакт, а любое его поведение имеет под собой определенную интенцию, даже если это невротическое поведение.

Но вернемся к контакту, разница между двумя описанными примерами заключается в том, что во втором случае для удовлетворения потребности вам приходится вступать в контакт со средой. Формирование такого контакта и является целью гештальт-терапии, поскольку именно от способа контакта зависит эффективность адаптации человека и его возможность удовлетворять свои потребности.

 

Другим понятием описывающим процесс адаптации человека к среде является понятие поля. Теория поля предложена Куртом Левиным. В ней он предлагал новый способ рассмотрения поведения личности. Он утверждал, что поведение человека в каждой момент времени является функцией от личностных качеств и внешней среды. Проще говоря, воздействие среды преломляется через отдельные личностные черты и уже отсюда рождается уникальное поведение человека и его способ адаптации.

И это то, что постулирует феноменологический подход в гештальт-терапии: каждый раз в процессе контакта рождаются уникальные феномены, которые и определяются особенностями самого контакта. А это значит, что отношения с одним терапевтом будут строится совершенно иначе чем отношения с другим, также, как и отношения с любой другой личностью. И это то, что обуславливает отличие гештальта от любых формализованных направлений, например, когнитивно-поведенческой терапии. Ведь если в последней человека будут стараться подогнать под определенные критерии и рамки, например, когда ему проводят тренинг уверенности, где даются заранее заготовленные способы продемонстрировать уверенность, то в гештальт-гипнотерапии, терапевт будет стараться дать клиенту опору для поиска своих собственных способов адаптации, и, в частности, для своих собственных способов выражения уверенности.

И здесь мы уже можем разделить эффективные и неэффективные способы адаптации.

Творческое приспособление (волевое поведение по Левину) – это эффективная адаптации, при которой человек реализует то или иное поведение при осознании своих потребностей и внешней ситуации, и при опоре на свой опыт.

Пассивная адаптация (полевое поведение) – неэффективный способ адаптации, при котором организм пассивно и автоматически реагирует на внешние раздражители, а реакции выдает импульсивно, без их осознания.

В качестве примера приведем ситуацию фобии. Предположим, человек с фобией собак встречает на улице щенка. В этот момент у него начинается паника, он не понимает, что происходит и старается убежать из ситуации. Это пример пассивной адаптации. Творческое приспособление в этом случае предполагало бы, что индивид осознал, что никакой опасности от щенка не исходит и прошел бы мимо. Такое решение было бы обусловлено тем, что человек адекватно прореагировал на факторы внешней среды, оценил бы реальную опасность, исходящую от щенка, и принял решение, что он безопасен.

Однако, данный пример далеко не полностью отражает идею творческого приспособления. Возьмем другую ситуацию, когда человек приобрел свою фобию собак в результате детского травматического опыта, например, его покусала большая собака, которую затем отогнали родители, пока ребенок терпел укусы. В этом случае автоматически человек будет склонен реагировать тем же образом, что и тогда – он застынет на месте, пока его кусает большая собака, в ожидании помощи, т.е. он снова автоматически и пассивно адаптируется к среде на основе закрепленного рефлекса. Чем же в данном случае отличается творческое приспособление, когда уже присутствует реальная внешняя опасность и собака большая? Творческое приспособление подразумевает, не автоматическое реагирование в соответствии с закрепленным опытом, а реагировании на основе и при опоре на свой опыт. Таким образом, человек может осознать неприятные ощущения в теле, когда где-то рядом ходит собака и понять, что она представляет опасность, а при ее нападении он может сделать выбор на основе своего опыта, действительно ли стоит ли замереть и терпеть или имеет смысл изменить свое поведение. У человека появляется выбор, того, как ему реагировать в проблемной ситуации, чего мы, собственно, и добиваемся в процессе терапии.

Отсюда исходит иное важное понятие гештальт-терапии, понятие «здесь и сейчас». И действительно, эффективное и творческое приспособление предполагает, что человек должен находится здесь и сейчас, осознавать, что происходит с ним в этот момент и что его окружает. Однако, намного чаще наше восприятие реальности преломляется через различные способы отхода от «здесь и сейчас», и вместо объекта напротив нас, перед нами предстают наши воспоминания, наши фантазии о будущем, наши предположения по поводу поведения другого человека и наши установки по поводу того, как мы должны себя вести.

Другим важным выводом для терапии, который мы можем сделать исходя из теории поля является значимость контекста. Теория поля, как мы уже сказали, подразумевает, что поведение личности является функцией как от особенностей личности и ее опыта, так и от сложившейся ситуации. Это значит, что те феномены, которые предстают перед нами являются результатом влияния множества факторов, каждый из которых мы должны учитывать, и каждый феномен рождается в том или ином значимом контексте. И именно сочетание феномена и контекста рождает значение и смысл, которые в одном из разделов будут названы нами схемами – термином, взятым из когнитивной психологии. Но зачем нам нужен столь сложный анализ? Приведем пример, опять же на основе когнитивной терапии. В той же когнитивной или поведенческой терапии панические атаки рассматриваются как изолированный симптом, для разрешения которого применяются конкретные техники, по типу экспозиционной терапии и работы с мыслями: человек учиться воссоздавать симптомы панической атаки и понимает, что они не столь опасны. И это помогает… избавиться от панических атак… Однако, гештальт-гипнотерапевт будет рассматривать панические атаки как функцию от того, что происходит в жизни человека. И в этом случае паническая атака может приобретать абсолютно иной смысл. Так, она может стать проявлением тревоги человека, вызванной распадом его брака, уходом с работы, угрозой жизни, отсутствием внимания и именно это и является первопричиной болезни. В этом случае гештальт-терапевт будет стараться обратить внимание именно на дисфункциональную сферу жизни человека и убрать причину тревоги, которая каждый раз и находила себе выход через панику. Механическое же искоренение паники, конечно и может облегчить страдания клиенту, однако, никак не повлияет на источник проблемы. А, самое худшее — это то, что тревога вполне возможно найдет себе иной выход.

 Другой пример такого подхода, наглядно демонстрирует семейная терапия, где большинство проблем с ребенком рассматриваются как результат дисфункциональных отношений родителей. Как только разрешается проблема родителей обычно уходит и проблема ребенка.

И мы уже привели много примеров как здорового поведения, так и невротического, но ничего не сказали о том, чем они различаются и в чем вообще состоит понятие болезни или невроза. Кстати, само понятие невроз в медицине и науке сейчас практически не используется, а в отдельных отраслях терапии невроз рассматривается именно в рамках этих отраслей, например, в гештальте невротиком будет человек с прерыванием контакта, а в когнитивной терапии человек с дисфункциональными убеждениями. Но мы забегаем вперед, а сейчас снова вернемся к концепции адаптации и поля.

Как уже было сказано здоровье человека рассматривается как его способность к адаптации, а проще говоря, как его способность эффективно удовлетворять свои потребности в данных условиях среды, вступая с ней в контакт. Таким образом здоровье индивида определяется его способом вступления в контакт со средой и именно терапией контакта мы и занимаемся в гештальт-гипнотерапии.

Как уже было сказано контакт – это взаимодействие со средой. Исследования показали, что любой контакт проходит в ряд этапов, что было названо циклом контакта. И хотя эти этапы по-разному описываются разными авторами, мы будет придерживаться классической классификации. Таким образом, цикл контакта состоит из следующих этапов.

  1. Преконтакт. Это этап осознания ощущений, порожденных той или иной потребностью, и выделения фигуры из недифференцированного фона. Да, здесь мы впервые вводим понятия фигуры и фона, и о них мы еще будем говорить, сейчас же лишь в вкратце скажем, что фигура и фон – термины описывающие процессы нашего внимания. То, на что направлено внимание – является фигурой, в то время как все остальное отступает на фон, кстати, как и сами процессы, определяющие направление внимания. Так вот преконтакт – это способность выделить в качестве фигуры ощущение в теле. Как например, когда у вас бурлит живот при голоде. Собственно, и все. Казалось бы, ничего сложного, но на самом деле клиенты именно с прерыванием на этом этапе цикла контакта оказываются самыми сложными, ведь они не чувствуют своего тела и не замечают своих проблем. Также стоит понимать, что этап преконтакта подразумевает и анализ внешней среды, по отношению к которым ощущениям часто могут быть вторичными. Например, терапевт может помочь клиенту осознать ощущение, причиной которого является то, что он одинок в 40 лет, в то время как сам клиент мог настойчиво игнорировать этот факт.
  2. Контакт. Контакт – это фаза, где телесное ощущение уходит в фон, а в качестве фигуры начинает выступать внешний объект. А, проще, на этом этапе индивид осознает с чем связано его ощущение. В такое осознание входит понимание объекта, на который направлено ощущение и эмоции, связанной с ним. Например, на этапе преконтакта мы осознаем лишь бурчание живота (а могли бы не осознать и этого), но пока не понимаем почему он бурчит. На этапе контакта мы уже осознаем, что чувствуем голод и хотим съесть вот этот конкретный бургер.
  3. Финальный контакт. На этом этапе мы начинаем реализовывать поведения по удовлетворению нашей потребности, которое и становится для нас фигурой, когда остальное уходит в фон. В частности, мы едем в ближайший фастфуд, заказываем бургер и едим его, а говоря в терминах гештальт-терапии – входим с ним в слияние.
  4. Постконтакт – это этап интеграции полученного опыта, т.е. в качестве фигуры выступает, по сути, пройденный цикл контакта. На этом этапе мы отстраняемся от бургера и понимаем, насколько он был хорош и стоит ли его заказывать еще раз, в конце концов решая, что пора бы забыть о бургере и заняться делами.

И так происходит любое здоровое удовлетворение потребностей, причем как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе. Например, осознавая свою тревогу и голод (преконтакт) человек понимает, что нужно найти работу и ищет ее (контакт), и устроившись на работу, он работает много лет (финальный контакт), а уходя на пенсию рассказывает внукам как однажды он стал работником месяца (постконтакт). А могут быть отношения, которые были построены на сексуальном желании и чувстве одиночества (преконтакт), нахождении своей избранницы (контакт), ухаживании за ней и проживании с ней до старости (финальный контакт), а по уходу супруги, на приятных воспоминаниях о ней (постконтакт). И каждый из этих длинных циклов контакта будет состоять из множества маленьких циклов, которые и составляют всю нашу жизнь. 

При этом в зависимости от того, на какой стадии цикла контакта находится человек говорят о его функции Self. Функция Self – это нечто похожее на инстанции в структуре психике у Фрейда, который выделял Ид, Эго, Супер-Эго. Однако в отличии от фрейдовской классификации, личность в гештальт-терапия выступает именно как функция, а не как неподвижная и фиксированная структура. Таким образом человек может находится в одном из трех состояний Self-функции, в зависимости от этапа цикла контакта.

  1. Функция Ид проявляется на этапе преконтакта. Данная функция отвечает за наш контакт с телом, потребностями и желаниями человека. Она спонтанна и пассивна.
  2. Функция Персоналити проявляется на этапах контакта и финального контакта. Данная функция отвечает за адекватный контакт со средой, а проще, за эффективный анализ внешней стимуляции и за выработку адекватных стратегий реагирования, действия и мышления. Она является компромиссом между функцией Ид и функцией Эго. В нее же входят наши социальные роли, правила и запреты, позиции и установки, которых необходимо придерживаться для эффективного контакта со средой.
  3. Функция Эго проявляется на этапе пост-контакта, она напоминает инстанцию Супер-Эго по З. Фрейду. Данная функция отвечает за интеграцию опыта, фиксацию установок и решений. Именно эта функция отвечает за нашу ответственность в жизни и за наш выбор. И, по сути, именно она представляет из себя систему сознательно закрепленных критериев и различений в нашей жизни.

В целом данная модель функций личности вряд ли пригодиться в рамках краткосрочной работы с клиентом, зато она может быть вполне эффективна для анализа клиента в долгосрочных рамках. Например, если к вам приходит клиент с угасшим желанием и отсутствие ощущений, можно говорить, что у него дефектная функция Ид. А вот если клиент живет своими чувствами и для него не важны люди вокруг, тогда скорее у него дефектна функция Персоналити. Наконец, клиент может быть вполне эмоционален и адаптивен, но, например, очень податлив чужому мнению, не способный сделать выбор и понять, что нужно именно ему. Тогда мы говорит о дефектности Эго. В случае дефектности той или иной функции необходимо работать именно на взращивание этой функции, например, обучать чувствовать тело (дефект Ид), вырабатывать новые стратегии поведения (дефект Персоналити), учиться выстраивать границы (дефект Эго).

Часто диагностировать функцию Self помогает другая динамика, связанная с циклом контакта – это динамика энергии человека. И в данном случае мы не говорим про какую-то мистическую энергию или энергию либидо как у Фрейда, мы говорим в целом про общий уровень активности субъекта. Кстати, понятие энергии и активности тесно связано с понятием агрессии в гештальт-терапии, которые, по сути тождественны. Совместно с прохождением этапов цикла контакта начинается и рост энергии в субъекте. На этапе преконтакта мы в большей мере говорим о тревоге, которая затем и трансформируется в агрессию, предназначенную для ассимиляции внешней среды, когда организм переходит на этапы контакта и финального контакта, где энергия и достигает своего пика. Наконец, на этапе постконтакта и анализа. уровень энергии снова падает.

Такие энергетические сдвиги явно видны в процессе консультирования и если, например, человек достаточно активен мы можем думать, что с его Ид все более-менее нормально, а вот если активность отсутствует, то скорее всего человек имеет проблемы с этой сферой.

Мы также должны внести еще одно понятие, которое уже взято из гипнотерапии, но которое является достаточно полезным в работе. Интегративная функция Эго – это способность человека в целом интегрировать свой опыт в сознание и осознавать сам этот опыт. Данное понятие не связано с функцией Эго, о которой мы говорили выше, оно лишь обозначает степень нашей осознанности или распада (диссоциации) личности. Если у человека слабая интегративная функция Эго, он слабо способен осознавать, что с ним происходит, он имеет множество автоматизмов, не понимает, чем вызвано его поведение и к каким последствиям оно приведет. Человек с сильной функцией Эго способен легче переживать стрессы и интегрировать воспоминания и свой опыт. Его действия в большей мере осознаны. Цель терапии — это перевести диссоциированные элементы внутрь границы поля сознания тем самым сделав их осознанными и интегрировав их в сознании, за что и отвечает интегративная функция Эго. Но разберемся подробнее.

Диссоциация – это выход элементов психики и опыта за границы поля сознания, когда сознание теряет к ним доступ. Этот процесс можно наблюдать в случае гипноза в виду особенностей состояния внимания у гипнотизируемого, а также в результате психологической травмы в виду особенностей функционирования нашего мозга в момент стресса. Например, человек с фобией собак, может боятся собак, потому что в детстве они его покусали, но он же может и не помнить этого события в виду травматичности того опыта и не осознавать, почему сейчас он собак боится. И теперь при виде собак у него возникает напряжение в теле, которое он контролировать не может, т.е. оно возникает диссоциировано. В процессе терапии клиент способен вспомнить изначальное событие и интегрировать его в сознание, также как интегрировать свои телесные реакции. Интеграция в сознание дает возможность в дальнейшем контролировать свой симптом.

И таким образом мы все ближе подходим к понятию болезни и невроза к гештальт-терапии. Как мы уже сказали, здоровое функционирование человека предполагает его осознанное прохождение по всем этапам цикла контакта, отсюда логично предположить, что болезнь или невроз – это невозможность завершить цикл контакта. Такая невозможность пройти по циклу контакта была названа прерыванием цикла контакта. И как оказалось возможно выделить основные типы прерываний, которые проявляются на разных этапах цикла контакта. Кстати, классификаций данных прерываний опять же много в зависимости от авторов, но мы будем использовать классический вариант. Кстати, эти же прерывания в других направлениях могут называться механизмами защиты психики, и в целом все такие механизмы, которые предлагаются, например, в психоанализе, можно разложить по прерываниям из гештальта. А сами прерывания могут быть следующими.

  1. Слияние проявляется на этапах преконтакта и постконтакта. В качестве аналогии слиянию можно привести, например, вытеснение или отрицание из психоанализа. Но, чтобы действительно разобраться в этом, наверно, самом сложном прерывании обратимся к гештальтпсихологии. Гештальтпсихология постулирует, что развитие человека происходит, не путем появления принципиально нового в психике, а путем выделения более мелких дифференцированных структур из более крупных - недифференцированных. Например, рождаясь у ребенка не развито восприятие как у взрослого человека, и он перед собой видит лишь кашу из черно-белых красок. Только потом он начинает выделять – дифференцировать – одни объекты от других, отличать объем и глубину, выделять более тонкие оттенки цветов и т.д. Также он начинает дифференцировать свои эмоции и ощущения, например, одно бурчание в животике означает, что пора кушать, а другое, что пора в туалет. Он же в какой-то момент отличает себя от своей мамы, ведь ранее, она, по сути, воспринималась, как его придаток. Он начинает различать маму от других людей и т.д. И ровно также происходит и в нашей взрослой жизни, когда мы чему-то научаемся. Например, автор (Павел Авдеев), занимается монтажом видео. В начале деятельности было сложно делать тонкие различения между цветами и уровнем звука и поэтому я часто задирал те или иные показатели до максимума. Однако, с течением времени удалось научиться различать все более тонкие оттенки цветов и тональности звука, что привело к повышению качества видео. Таким образом мы развиваемся и научаемся распознавать стимуляцию этого мира путем перехода от недифференцированных форм-гештальтов к более дифференцированным.

Проблема же возникает тогда, когда мы просто не способны этого сделать. Например, индивид не различает ощущения в своем теле, не видит разницы между людьми (например, когда женщина заботиться о своем взрослом брате также как о своем ребенке и называет это все семьей, или когда клиент не способен выдержать конфронтацию с терапевтом). В целом начальной фазой любого прерывания является слияние, и выход из слияния означает уже проделать пол дела.

Таким образом на этапе преконтакта в случае слияния индивид не способен выделить фигуры на фоне, он не способен понять своих ощущений, желаний, стремлений, не способен отличить одну ситуацию от другой, одного человека от другого. На этапе постконтакта, индивид не способен выйти из слияния с той или иной фигурой или объектом. Например, наркоман интегрирует в образ «Я» наркотики, которые он принимает, мужчина до сих пор находится в отношениях, которые уже давно распались и т.д.

Часто кстати слияние интерпретируют именно как слияние с другими или взаимозависимость, что кстати абсолютно не верно. И именно поэтому, термин слияние, кажется, не совсем удачным и хотелось бы применить термин недифиренцированность, но мы не будем отклоняться от традиций.

  1. Интроекция проявляется на этапе контакта. Интроекция – это включение элементов внешнего опыта в структуру своего «Я» без их ассимиляции. Сюда может относиться например, принятие указаний и приказов от других людей, навязанной религиозной или государственной морали, любых внушений без их обдумывания и анализа. Простой пример «мальчики не плачут», «приличные девушки так не одеваются», «девушка не должна признаваться в своих чувствах», «драться нехорошо» и т.д. И как вы можете понять не все подобные запреты идут нам во вред. Например, когда ребенку заявляют «нельзя переходить дорогу на красный свет» — это вполне адекватное утверждение, которое помогает нам выжить, но кстати и оно должно быть ассимилировано, ведь есть принципиальная разница между тем, чтобы просто считать, что переходить на красный свет нельзя и тем, что нельзя переходить, потому что тебя может сбить машина. И в последнем случае у нас появляется ответственный выбор и мы, например, можем выбрать все-таки перейти дорогу на красный, когда машин на дороге просто нет, в то время как при первом варианте мы бы, так и остались стоять. В этом и состоит проблема большинства интроекций – то, что они были даны безотносительно контекста. «Драться плохо», но действительно ли это плохо если ты, например, защищаешь свою семью. Такие запреты не дают хода нашей энергии, и мы останавливаемся на этапе контакта. Мы не понимаем, чего хотим и куда идем, не понимаем, что мы чувствуем, потому что когда-то и кто-то выбрал для нас иной путь и сказал, что мы на самом деле должны испытывать. И кстати запреты на эмоции являются наиболее проблемными, так как они крайне тормозят ход терапии и не дают выразить то, что должно быть выражено.

Зато, как вы уже могли понять, прерывания играют в нашей жизни и положительную роль. И как вы думаете почему интроекция является механизмом защиты психики и от чего она нас защищает? На самом деле, она защищает нас от недифиренцированной тревоги, когда мы не видим фигуры и не понимаем, что нам делать, как ребенок, который еще не способен понять, о чем говорят его телесные ощущения. Только со временем, когда мама его кормит он интроецирует идею «ощущение в животе – надо кушать». И кстати, тоже может происходить во взрослом возрасте, когда девочку в расстройстве кормит ее бабушка, и тогда девочка тоже интроецирует идею «Когда грустно – лучше покушать», и в чем-то ей это действительно помогает, ведь иных способов справиться со своей грустью у нее нет.

  1. Проекция также выделяется на этапе контакта и предполагает вынесение внутренних характеристик во вне. И, скорее всего, это прерывание не имеет смысла пояснять столь подробно ведь большинство людей достаточно наслышаны о нем. Проекция – это, когда мы видим в других людях, то, что есть в нас самих. Например, девушка, которой наскучили отношения обвиняет своего молодого человека в том, что тот потерял свой энтузиазм, не признавая за собой отсутствие интереса. Такое происходит чаще всего из-за тех же интроекций и запретов. Например, клиентка считает, что «девушка обязана уметь строить отношения», а признать, что отношения ей просто наскучили означало б опровергнуть эту идею. Мужчина, которого в детстве бил отец, будет проецировать на других мужчин образ злого отца, однако, не признавая агрессию в самом себе, ведь таким образом он бы сам стал как свой отец. При этом проекция часто работает просто по принципу условного рефлекса: человек видит в другом признаки напоминающие стимул из его жизни и реагирует на них также, как это было в его опыте. Например, мужчина постоянно обижается на свою девушку если та задерживается допоздна на работе, он делает это, потому что, когда то в детстве мама также оставляла его одного задерживаясь на работе и заставляя его скучать и плакать. Таким образом проекция также, как и интроекция на этапе контакта просто не дает нам понять своих чувств и того, на какой объект они действительно направлены.

4. Дефлекция проявляется на этапе финального контакта. Как мы помним финальный контакт связан с пиком энергии и с реальными действиями, однако при отсутствии понимания фигуры или при наличии запретов, мы не сможем непосредственно реализовать свою потребность. Но как вы могли понять, если мы не будем ничего делать, то и энергия никуда не денется, что заставит нас придумывать иные способы ее отыгрывания. Один из таких способов – это дефлексия – выход из ситуации «здесь и сейчас» путем распыления энергии в несвязанные с потребностью сферой. Самый наглядный пример – это, когда вы ходите туда-сюда, когда волнуетесь перед экзаменом. Очевидно, что хождение никак не связано с экзаменом и даже не поможет его сдать, зато оно помогает вам скинуть стресс за счет физической активности. В более сложном случае мы можем видеть обсессивно-компульсивное расстройство, когда человек придумывает целые ритуалы и последовательности с помощью которых он уходит от контакта с реальностью и своими чувствами. Сюда же можно отнести и простое фантазирование, когда клиент предпочитает прятаться от реальности в своих мыслях, снах и фантазиях. Еще один и довольно частый пример, это когда клиент говорит не замолкая, что особенно мешает сеансу. Таким образом он не сосредотачивается на своем чувстве и старается увести в сторону и терапевта. При этом в общении с таким человеком не интересно ни собеседники ни самому человеку, он просто отстраняется таким образом. Отсутствие взгляда в глаза тоже признак дефлексии. А самое удивительно, что человек может построить на дефлексии всю свою жизнь, например, человек идет в институт только чтобы не идти в армию или выбирает одну работу вместо другой. Заменяет реальную жизнь компьютерными играми и т.д.

5. Ретрофлексия – это также способ реализации напряжения, но перенаправленный уже на самого себя. Здесь мы имеем все случаи самоповреждения, суицида, а также телесных зажимов и психосоматики. Сюда же можно отнести и вербальные самообвинения, и самобичевания. Часто ретрофлексия может быть связана с запретом на агрессию к другим людям, и тогда человеку остается направить невыраженную агрессию лишь на самого себя, что и происходит. К ретрофлексии порой относят и татуировки с прокалываниями, хотя данные аспекты вряд ли можно напрямую отнести к невротическому прерыванию в виду их социальной закрепленности.

В целом на этом список прерываний заканчивается, а наиболее заинтересовавшийся читатель может при желании разбить большой список механизмов защиты психики из психоанализа по этим прерываниям. Также в литературе вы можете увидеть такие термины как эготизм или десенситизация. По сути, это такое же слияние, просто десенситизация – это слияние на этапе преконтакта, а эготизм на этапе постконтакта, когда индивид не способен выйти из контакта с объектом.

Ну а мы наконец подойдем к основному термину гештальт-терапии, к тому, что такое «гештальт». Гештальт – это законченная структура в переводе с немецкого. В нашем же случае гештальт может иметь два значения: процессуальное и структурное. Структурное значение гештальта расстраивает его как законченную структуру в нашем восприятии, и здесь вы можете вспомнить множество оптических гештальт-иллюзией или прерванных фигур. В этой же стезе как гештальт могут рассматриваться наши внутренние схемы и категории с помощью которых мы обрабатываем и интерпретируем информацию. И здесь вспомним все того же ребенка, который из недифиренцированных структур выделяет все более мелкие и дифференцированные гештальты. Можно вспомнить и мужчину, девушка которого задерживается на работе, и чье поведение он вписывает в категорию брошенности и обижается из-за этого.

Гештальт в процессуальном смысле – это, по сути, законченный цикл контакта от этапа возникновения потребности до этапа ее удовлетворения и ассимиляции опыта. Пока человек не пройдёт все этапе цикла контакта можно говорить о «незавершенном гештальте». Мы можем иметь текущие незавершенные гештальты и гештальты незавершенные в прошлом (психотравмы). В обоих случаях задача гештальт терапевта работать на завершение гештальта. Текущий незавершенный гештальт – это когда, человек прямо здесь и сейчас не знает как ему вести себя, как справиться с чувствами, и что происходит у него в теле. Например, ребенок обиделся на маму, не в виду каких-то прошлых травм, а просто в виду ситуации на данный момент времени. И тогда мы помогаем ему осознать эту обиду и отыграть ее адекватным и приемлемым образом.

Гештальты незавершенные в прошлом (психотравмы) – это категория для нас наиболее важная, так как в ней и видится причина большинства проблем как в гештальт-терапии, так и в гипнотерапии. И большинство людей объясняют незавершенный гештальт с помощью эффекта Зейгарник по типу: незавершенные действия лучше запоминаются, что конечно имеет слабое отношение к реальности (хотя бы потому что люди часто не помнят своих травм). На самом то деле вся проблема в наших потребностях, которые имеют свойство восполнимости и повторяемости. Например, если вы один раз удовлетворите свой голод, это не будет означать, что вы удовлетворили его раз и навсегда, ведь вскоре он появиться вновь при соответствующей стимуляции. Тоже можно сказать и про потребности в любви, социальных связях, безопасности, сексе и т.д. Если данные потребности не удовлетворяются, то они будут все равно так или иначе напоминать о себе, а их энергия будет искать выход.

Например, папа в детстве бил ребенка, фрустрируя его потребность в безопасности, а ребенок не мог ничем ответить так как папа был сильнее. С одной стороны получается, что он так и не смог удовлетворить свою потребность, а с другой, что он выработал определенные компенсаторные стратегии в виде интроекции и проекции. В частности, он решил «Сопротивляться бесполезно» (интроекция), «Мужчины опасны» (проекция). И теперь он боится других мужчин, потому что проецирует на них образ отца и ведет себя заискивающе, потому что пытается угодить и не сопротивляется. Пока индивид не осознает этих механизмов, а возможно и первоначальной травматической ситуации, он не сможет изменить своего способа взаимодействия с миром, так как просто не будет понимать, что с ним не так, приходя к терапевту с жалобой типа «у меня социофобия». И, наоборот, осознание ситуации и завершение гештальта дарит человеку возможность осознанного выбора в своем поведении, что и достигается в процессе гештальт-гипнотерапии.

  

 

 

Добавить комментарий
Введите код с картинки
Необходимо согласие на обработку персональных данных