+7 (495) 195-18-66
Телефон для Москвы, чт, вс с 14.00 до 23.00
Skype: simplepsychology
Гештальт-гипнотерапия: когнитивная регрессивная гипнотерапия
26.09.2019

Гештальт-гипнотерапия: когнитивная регрессивная гипнотерапия

26.09.2019

Когнитивная регрессивная гипнотерапия – современное направление регрессивной гипнотерапии, направленное на поиск и когнитивную проработку диссоциированных воспоминаний о психотравмирующих событиях. Данное направление базируется, как на классических представлениях регрессивной терапии (включает в себя техники гипнотизации и регрессии (поиска) травматических воспоминаний), так и на наработках в области физиологии, поведенческой психологии и современной когнитивной психологии.

 История развития

Истоки когнитивной регрессивной гипнотерапии можно найти с момента появления самого гипноза. Антон Франц Месмер первым начал использовать катарсис с целью лечения, который был положен в основу регрессивной гипнотерапии.

Позже Джеймс Брейд разрабатывает теорию моноидеизма (власть одной идеи). По его мнению, гипноз – это состояние фиксации на той или иной идеи, а болезнь – это фиксация на дезадаптивной идеи. Лечение же представляет собой замену дезадаптивной идеи на более адаптивную. Эти постулаты были положены в основу когнитивной гипнотерапии (терапия, направленная на замену дезадаптивных мыслей и идей индивида).

Наконец, Пьер Жане создает свою интегративную психотерапию, подразумевающую необходимость поиска диссоциированного события в памяти. Нахождение такого события, чаще всего, сопровождается катарсисом, но помимо катарсиса Пьер Жане осуществлял и один из первых вариантов когнитивной реструктуризации – он работал с формой воспоминания. Например, он мог изменять негативное воспоминание на позитивное, или менять отношение к тем или иным убеждениям, так или иначе переиначивая их («Слово боль – это на самом деле две отдельных фразы «бо» и «ль»).

Наиболее современный вариант когнитивной регрессивной гипнотерапии предлагает Дэвид Лессер. Он понял, что не всегда бывает достаточно лишь вспомнить диссоциированное событие, необходимо, помимо прочего, еще и изменить представления и убеждения, которые на основе этого события сформировались. Так в своей практике он анализировал цепочки событий, вычленял убеждения, сформировавшиеся на их основе, а затем искал логические ошибки при формировании этих убеждений. Например, ребенок мог принять за нелюбовь матери, то что та наругала его, и пройти с этим убеждением через всю свою жизнь. Причем в каждой новой ситуации, индивид смотрел на мир через призму этого убеждения («Меня не любят») и получал определенное подкрепление (дразнили в школе, неудача с девушкой, скандалы в семье). Так как человек все время ищет подкрепление своим убеждениям (то, что в психологии называется эффектом Розенталя), неудивительно, что данное убеждение постоянно его находило. Таким образом в терапии Дэвида Лесера симптом рассматривается как изменение в физическом или умственном состоянии удовлетворяющее дисфункциональными убеждению человека. В качестве лечения Д. Лесер помогал человеку обнаружить логические ошибки и неправильные выводы, которые он сделал в травматической ситуации и переинтерепретировать ситуацию, таким образом, что симптом оказывается просто ненужным. Собственно, это и является корнем когнитивной регрессивной гипнотерапии: воспоминание диссоциированного события, катарсис и пересмотр ситуации с иной позиции.

Теоретические основы когнитивной регрессивной гипнотерапии

Когнитивная регрессивная гипнотерапия базируется как на наработках классической гипнотерапии и физиологии, так и на современных представлениях когнитивной психологии. Именно поэтому мы рассмотрим, теорию данного направления через призму истории.

Теория когнитивной регрессивной гипнотерапии включает в себя представления о психологической травме, как скрытом в памяти событии, которое и оказывает влияние на нашу текущую жизнь, а также о вытекающих из этого представления механизмах и способах лечения.

Формирование условного рефлекса выделения слюны на включение лампы

Формирование условного рефлекса выделения слюны на включение лампы

Истоки представлений о психотравме с позиции физиологии можно найти еще у И.П. Павлов. Он создал учение об условном рефлексе. С позиции этого учения, психотравма – это сочетание безусловного и индифферентного раздражителя по времени, после чего индифферентный раздражитель начинает вызывать ту же реакцию, что и безусловный. Например, ребенок начал тонуть в реке, появилась угроза жизни (безусловный раздражитель), но ему удалось выжить, однако реакция страха ассоциировалась с водой, и теперь человек обходит стороной все водоемы. Хотя эксперименты самого И.П. Павлова и требовали большого количества повторений для образования условного рефлекса, уже он заметил, что научение может происходить намного быстрее при должной эмоциональной активации организма. Учение И.П. Павлова легло в основу классического бихевиоризма, а последний, в свою очередь. стал базой для поведенческой терапии, которая имела наибольшей успех в работе фобиями. Для лечения фобии было достаточно создать новую ассоциацию и стимула, который вызывает страх, в частности сочетать расслабление с представлением пугающей ситуации. Этот метод был назван систематической десенсибилизацией и сейчас он не считается самым эффективным. Более эффективным в когнитивно-поведенческой терапии считается метод наплыва, когда человек непосредственно встречается со своим страхом, а по истечению какого-то времени страх просто уходит. Этот механизм основан на другом открытии И.П. Павлова – угасание условного рефлекса. Если рефлекс не подкрепляется безусловным раздражителем, то он угасает в виду его дезадаптивности, т.е. если человек боится, но реальная опасность так и не приходит – страх исчезает. Угасание условного рефлекса является важным элементом абреакции (катарсиса) в регрессивной гипнотерапии: человек вспоминает крайне травматическую ситуацию, и перепроживает ее заново, испытывая крайне сильные эмоции, однако, осознавая при этом отсутствие реальной угрозы. Когда эмоции не находят своего подкрепления – угасает и условная реакция.

Однако пока мы говорили лишь о поведенческом направлении, где не придавалось никакого значения внутренней жизни субъекта и уж тем более его воспоминаниям.

Это положение изменилось с появлением необихевиоризма, а затем и когнитивных наук. В нашей стране родоначальником когнитивных представлений стал А.А. Ухтомский, который показал, что в отличии от павловских представлений, организм не механически реагирует на внешние раздражители, а перерабатывает информацию под влиянием основной задачи или мотивации. Это явление получило название доминанты.

Доминанты – это комплекс симптомов в организме и конфигурацию активаций в мозге направленная на решение той или иной цели. Например, для обезьяны палка может стать как инструментом, так и игрушкой в зависимости от задачи. Желание достать бананы с помощью палки и будет текущей доминантой животного, определяющей его деятельность. Доминанта предполагает формирование напряжения, направленного на достижение желаемого результата. По сути формирование и развитие доминанты происходит по циклу стресса, изображенного в теории Г. Селье. Если организм достигает желаемого, то в мозге активируются механизмы подкрепления, которые и тормозят активность в данном направление. Например, обезьяна при наличии голода начнет проявлять определенную поисковую активность, затем она найдет банан и все ее силы будут направлены на то, чтобы этот банан достать, а как только это произойдет, обезьяна успокоится, в мозге активируются тормозные процессы. Или заяц при виде волка всю свою деятельность направит на бегство, ощутит возбуждение, а в кровь выброситься множество гормонов, но как только заяц совершит успешный побег данная реакция довольно быстро угаснет. Но мы сейчас говорим об успешной реализации доминанты. Проблемы начинаются тогда, когда организм не может реализовать свое возбуждение в соответствующем действие, а его возможности не гибкие (гибкость подразумевает возможность отыграть свое возбуждение разными способами, например, агрессию можно отыграть непосредственно в агрессивных действиях, вербально, путем экспрессивного всплеска и наконец, путем телесной активности, как вариант, в занятиях спортом). В этом случает в организме фиксируется его доминантная потребность и он переходит на стадию дистресса по Г. Селье, т.е. стресс становится вредным и истощает организм.

Эксперименты показали, что животные в подобных ситуациях невозможности реализации доминанты и постоянного стресса умирают в течении короткого времени, а при вскрытии обнаруживаются либо разрыв сердца, либо онкологическое заболевание. По-видимому – это является одним из механизмов психосоматического формирования онкологии. И именно поэтому порой можно наблюдать исцеления таких больных за счет сеансов гипнотерапии. Ведь регрессивная гипнотерапия направлена на поиск травматических ситуаций, где человек не смог реализовать смою потребность, а катарсис позволяет завершить прерванное действие, запустить процессы торможения и прекратить реакцию, которая мучала человека многие годы.

Другим родоначальником когнитивного направления стал Карл Прибрам, который предложил свою модель поведения организма – модель Т.О.Т.Е. Он обнаружил, что организм функционирует посредством установки и удовлетворения тех или иных критериев. Например, критерий оптимальной температуры тела – 36.6. При нарушение этого критерия, возьмем нагрев тела при занятиях спорта, активируются гомеостатические механизмы, позволяющие привести организм в норму, в данном случае – потоотделение. Однако, такие критерии действуют и на более высоком уровне, когда мы устанавливаем те или иные цели и стремимся к те или иным результатам. Далее модель Т.О.Т.Е. повторяет теорию доминанты, организм либо достигает результата и запускаются механизмы торможения, либо нет. В последнем случае организм либо реагирует гибко (меняет стратегию поведения, либо цель), либо нет, что приводит к постоянным неудачам в достижении цели и постоянному стрессу.

 

 

Наконец, еще одно имя, которые мы назовём в началах когнитивного направления это имя И.С. Беритова. Он открыл так называемые психонервные образы или психонервное научение – способность организма запечатлевать информацию о внешней среде, чтобы затем использовать ее в деятельности. Это понятие очень похоже на условный рефлекс И.П. Павлова. Однако, имеется важное отличие – такое научение может происходить с первого раза, и в отличии от условного рефлекса, психонервная деятельность – это не просто набор реакций, реализующихся на те или иные стимулы среды, но уже непосредственное сопоставление текущей ситуации с предыдущим опытом, т.е. в каждой новой ситуации организм реагирует на основе прошлых переживаний.

Это и стало основным постулатом, когнитивной науке – поведение человека формируется на основе процесса переработки информации, который в свою очередь, происходит на основе прошлого опыта. В самой когнитивной психологии, элементы опыта на основе которых происходит переработка информации называются схемами. Психика же использует два механизма работы со схемами: ассимиляция и аккомодация. Ассимиляция представляется из себя изменение схемы под влиянием нового опыта, а аккомодация, наоборот, интерпретация нового опыта с позиции уже готовой схемы. Этот же процесс описывается основным законом когнитивной психологии – законом когнитивного диссонанса Л. Фестингера, в соответствии с которым, индивида встречаясь с новым опытом всегда стремиться интерпретировать его в соответствии с уже имеющимися знания, представлениями, установками, ожиданиями, убеждениями.

Например, у ребенка в детстве были слишком требовательные родители, когда он приносил домой тройки или четверки они прямо называли его глупым. Отсюда родилось первичное представление о себе «Я глупый», которое и стало для данного ребенка схемой. Теперь даже получая хорошие оценки, он будет интерпретировать это как простое везение, а получая плохие, как закономерность. Затем он не будет претендовать на хорошую работу, считая себя недостойным ее. Здесь подключается когнитивной элемент терапии – поиск в прошлом и переинтерпретация травматического события (например, индивид вспоминает ситуацию, где мама назвала его глупым, но осознает, что мама так делает просто потому что сама не смогла когда-то удовлетворить амбиции, т.е. проблема не в нем, а в ней). Но схемы не всегда так очевидны и не всегда представляют из себя типичные убеждения. В раннем детстве схемы могут запечатлеваться в виде образов и собственных реакций (как это и описывал И.С. Беритов). Например, папа бьет маму и ребенка, ребенок еще ничего не понимает, но испытывает сильный страх. Это страх запечатлевается в нем вместе с образом папы, сам папа к старости лет изменился, а уже подросток сознательно не помнит о его жестокости в детстве. Однако, теперь встречаясь с представителями мужского пола этот подросток почему-то испытывает страх, и, в результате, формируется социофобия. Или человек испытал эмоциональный срыв на фоне кожного высыпания, что закрепилось как аллергия. Но и такие ситуации поддаются переинтерпретации в когнитивной регрессивной гипнотерапии. Помимо этого, можно проводить и когнитивную реструктуризацию, схожую с той, которую проводил Пьер Жане.

Все же следует понимать, что такие схемы не функционируют изолировано. Как уже было сказало выше они развивают посредством ассимиляции и аккомодации. То есть проживая свою жизнь, человек может периодически встречаться с неоднозначными или схожими травматическими ситуациями, которые он будет интерпретировать на основе уже существующих схем, которые будут обрастать все новыми элементами и симптомами. Именно поэтому, в процессе гипнотерапии мы не просто находим одну единственную психотравму, а исследуем цепочки событий, пытаясь докопаться до первого.

Но мы пока ни слова не сказали о бессознательном, а ведь в глубинной психотерапии, оно является одной из основных категорий.

В когнитивной регрессивной гипнотерапии действительно существует представление о бессознательном, но оно достаточно далеко отстоит от псевдонаучных моделей психоанализа и других глубинных направлений. Бессознательное в когнитивной регрессивной терапии обусловлено таким механизмом нашей психики как диссоциация.

Родоначальником теории диссоциации стал Пьер Жане. Он экспериментально доказал существование бессознательного, с помощью различных гипнотических феноменов (представители социокогнитивного подхода могут с этим, конечно, не согласиться).

Диссоциация – это выведение элементов опыта из поля внимания. Травматическая диссоциация – это выведение элементов нашего опыта с ограничением доступа к ним. Например, когда я пишу этот текст, я не обращаю внимание на свое дыхание, грубо можно сказать, что я диссоциировал этот процесс. Однако, от болезненной диссоциации он отличается тем, что я могу снова обратить внимание на свое дыхание. При травматической диссоциации все не так: человек в большинстве случаев не понимает истинных причин своего поведения, не контролирует свои физиологические реакции вплоть до серьезных болезней, не контролирует ряд поведенческих проявлений (тики, заикания, автоматизмы) и т.д. Таким образом, когнитивная регрессивная терапия принимает важнейшее положение о бессознательности невротических реакций. Управляющие такими реакциями механизмы, как бы отщепляются и диссоциируются от общего потока ассоциаций, выпадают из поля нашего внимания. Задача регрессивной гипнотерапии – отыскать в памяти управляющее диссоциированное воспоминание и вновь интегрировать его в поток ассоциаций, таким образом позволяя клиенту обрести контроль за своим собственным поведением.

Сам П. Жане объяснял формирование травматической диссоциации слабой интегративной функцией личности клиента, т.е. икал проблеме в свойствах его психики. Только позже Й. Брейер, изменил взгляд на эту проблему и объяснил формирование травматической диссоциации свойствами самой ситуации и состояния, в котором прибывает индивид в этот момент. Такие состояния он назвал гипноидными. Гипноидные состояния включают в себя либо состояния крайне сильного эмоционального возбуждения (транса), либо состояния полного покоя. Именно в этих состояниях в сознании человека запечатлевается та или иная идея или образ. Уже позже данная концепция получает экспериментальное доказательство, хотя еще И.П. Павлов, говорил о лучшем запоминании при наиболее высокой эмоциональной активации.

Сейчас же крайне быстрое запоминание в травме объясняется концепцией эмоционального интеллекта и теорией научения, связанной с состоянием. Первая утверждает, что мы намного быстрее запоминаем события, связанные с эмоциональной активацией. Такой механизм всегда был важен в процессе эволюции – нам важно запомнить, что-то плохое, потому что в животном мире плохое – это обычно смертельно опасная угроза, которую сразу следует избегать, и нам важно запомнить, что-то приятное, потому что приятное в животном мире – это как правило, что-то полезное для выживания, например, еда, сексуальное удовлетворение и др. Крайне сильное эмоциональное возбуждение, как в случае травмы заставляет нас мгновенно запечатлевать ситуацию и сохранять ее образ. Этот образ сохраняется, как правило, в эпизодической, а не в ассоциативной памяти и мозг обрабатывает его по-другому нежели при обычном рациональном мышлении. Например, нам достаточно будет увидеть ситуацию хотя бы чем-то похожую на травматическую, чтобы запустилась та же реакция, что и в травме. Считается что за такое запоминание ответственны миндалина и гиппокамп. При появлении признаков той же ситуации, наш эмоциональный мозг снова активируется вне зависимости от префронтальной коры (нашего рационального мозга) и все, что мы можем сделать это лишь подавить проявившую себя реакцию, не понимая в чем ее причина, да и подавление возможно далеко не всегда.

Теория научения, связанного с состоянием подразумевает категоризацию воспоминаний на основе нашего состояния, т.е. то что мы выучили в одном состоянии будет нам намного менее доступно в другом (поэтому не стоит учить экзаменационные билеты ночью в состоянии алкогольного опьянения, если сам экзамен проходит утром и на него надо прийти трезвым). Правда, опять же, наша обычная жизнь не отличается крайностными состояниями, т.е. мы все-таки можем вспомнить то, что выучили даже в состоянии немногим отличающимся от обычного, но дело в том, что травмы подразумевают именно крайние состояния шока, что и ограничивает наш сознательный доступ. Этим отчасти и можно объяснить механизм диссоциации при травме.

Другим объяснением являются особенности психики индивида в детском возрасте. Ведь мозг ребенка созревает довольно долго, некоторые отделы окончательно формируются только к 20 годам. Особое же внимание требует к себе доречевой период. Именно речь составляет основу нашего сознательного мышления и нашей ассоциативной памяти. Травматические события в детстве, наравне с крайними эмоциями предполагают и отсутствие сознательного осмысления происходящего. В итоге в нашу память попадает только сам образ ситуации, без его словесного обозначения и человек может прожить всю свою жизнь опираясь на воспоминание, о котором он даже не помнит.

Наконец, еще один механизм диссоциации можно объяснить так называемым конфликтом деятельности мозга, когда эмоциональной мозг требует одного, а рациональный другого. Такая ситуация часто наблюдается при ПТСР. Такие больные при травматической ситуации часто неспособны ничего сделать, хотя должны были бы (например, помочь человеку в аварии). В этом случае формируется нереализованная доминанта (хотел помочь, а не смог), которая и преследует человек долгое время: ему начинает сниться травматическое событие, случаются флешбеки и т.д. Опять же появляется реакция, изолированная от общего потока сознания – диссоциированная реакция. Терапия здесь будет направлена на перепроживание ситуации с возможностью ее целостного отыгрывания.

Л. Йетс и В. Нэшби объяснили формирование диссоциации на уровне физиологии, говоря о формировании тормозных связей между отдельными участками нейронных сетей. Таким образом, травматические события образуются изолированные очаги возбуждения, оторванные от остальных структур, что и ограничивает сознательный доступ к ним.

Это и составляет теорию травмы в когнитивной регрессивной гипнотерапии.

Механизмы лечения

Из вышерассмотренного многим стало понятно, какие механизмы лечения использует когнитивная регрессивная гипнотерапия и почему она добивается довольно высоких результатов. Перечислим эти механизмы в ряде пунктов.

1. Актуализация воображения. Использование гипнотического состояния является важнейшим преимуществом регрессивной терапии, так как гипноз позволяет максимально активизировать функцию воображения. Чтобы было понятно, воображение – это не просто построение воздушных замков, это непосредственное моделирование ситуации. В глубоком гипнозе человек способен настолько реалистично смоделировать ситуацию, что получит соматический отклик (например, зафиксированы случае внушенного ожога при представлении прикосновения раскаленного предмета). Это же позволяет и максимально четко воспроизвести травматическую ситуацию с целью ее перепроживания.

2. Активизация ассоциативного ряда. Актуализация воображения и фасилитация эмоционального состояния за счет представления проблемной ситуации позволяет запустить ассоциативный ряд, дающий возможность переходить от текущей ситуации к более ранней, причем к такой, которую индивид не мог вспомнить в обычном состоянии. Происходит это опять же за счет перехода от ситуации к ситуации и наращивания ассоциативного ряда, вместе со снятием критики, которая часто не позволяет всплывать травматической ситуации в сознании.

3. Интеграция диссоциированного воспоминания. Нахождение диссоциированного воспоминания позволяет вернуть его обратно в поток ассоциаций, уже этим восстанавливая часть контроля над симптомом (классические формы регрессионной терапии и психоанализа на этом и останавливались).

4. Катарсис - эмоциональная проработка. Воспоминание травматического события часто сопровождается катарсисом – эмоциональным всплеском. Гипнотерапевт использует фасилитацию эмоций, чтобы организм полностью отыграл свою потребность, тем самым либо активируется механизм угасания условного рефлекса (в случае закрепленной реакции), либо завершения доминанты (в случае нереализованной потребности). В результате нервная энергия, которая направлялась на поддержку симптома получает иные пути реализации.

5. Когнитивная проработка. Успокоение после эмоционального всплеска вводит клиента в состояние, в котором он способен реструктурировать свой опыт и более расположен к принятию новых идей. На этом этапе происходит работа с убеждением клиента, которое сформировалось на основе ряда травматических ситуаций, и которым он руководствовался в своем поведение. Новое убеждение станет новым руководством к действию для клиента (например, схему «Я могу выражать свою агрессию только через покраснение кожи», можно заменить на «Я могу свободно выражать свою агрессию»).

6. Поведенческая проработка. Далее можно использовать моделирование ситуации для тренировки нового поведения клиента. Например, если он страдал социофобией, можно проиграть с ним ряд ситуаций стрессового общения с людьми. После сеанса клиент уже должен выполнить задание на общение уже в реальной жизни.

Таким образом работа с травмой в когнитивной регрессивной гипнотерапии происходит на четырех уровнях: глубинном (уровень поиска диссоциированной травмы и осознания причин), эмоциональном (реализация подавленных эмоций), когнитивном (изменение базовой схемы или убеждения), поведенческом (отработка нового поведения). Сюда можно добавить телесный уровень, но его мы по сути рассматриваем как часть эмоционального.

Место когнитивной регрессивной гипнотерапии в системе психотерапии

Когнитивная регрессивная терапия – это глубинное направление, направленное на поиск и проработку скрытых причин невроза.

В отличии от других психодинамических направлений, когнитивная регрессивная гипнотерапия имеет под собой четкое эмпирическое и теоретическое обоснование (коего не имеют психоанализ, гештальт-терапия, телесная терапия и др., о чем бы вам не заявляли представители этих направлений) и позволяет быстрее добиваться результата за счет использования гипнотического состояния, которое и упрощает и ускоряет использование ассоциативного ряда, а также снижает запрет на реализацию эмоций в кабинете психолога.

От других направлений гипнотерапии (кодирование, суггестивная терапия, эриксонианская терапия) когнитивная регрессивная гипнотерапия отличается глубинной проработкой, а не работой лишь на уровне симптома (хотя и эффективность такой работы никто не отрицает, просто она ниже).

Хотя когнитивная регрессивная гипнотерапия и имеет в своем названии слово «когнитивный», она слабо связана с классической когнитивной терапией, да и вообще с поведенческим направлением. Классическая когнитивная гипнотерапия мало чем отличается от поведенческого направления, кроме замены стимулов на мысли клиента. Таким образом в ней происходит такая же работа на уровне симптома, но вместо рефлексов изменяют мысли и убеждения субъекта. Исследования показали, что когнитивная часть дает крайне малые результаты по сравнению с поведенческой частью в когнитивно-поведенческой терапии, хотя вся она в целом является ведущей в лечении многих расстройств. Когнитивная регрессивная гипнотерапия опирается не на простые мысли клиента (ведь клиенты в большинстве случаев и сами прекрасно в них осведомлены, а их изменение никак не влияет на поведение), а на скрытие процессы психики. Когнитивная регрессивная терапия имеет лучшее научное обоснование с позиции когнитивной психологии, с ее открытиями диссоциации, имплицитной памяти, скрытых психических процессов, первичности эмоционального отклика по отношению к рациональными, чем когнитивная психотерапия, которая заявляет о сознательности и доступности вместо мыслительного процесса. И хотя, КПТ и показывает высокую эффективность в лечении большинство расстройств, она же показывает практически нулевую эффективность в лечении серьезных психосоматических расстройств, которые способна лечить когнитивная регрессивная гипнотерапия.

Такие ответвления от когнитивной терапии, как схема-терапия, более близки к когнитивной регрессивной гипнотерапии, однако они не имеют ее инструментария, что и ограничивает их эффективность.

© SimplePsychology, YouTube, Павел Авдеев

Добавить комментарий
Введите код с картинки
Необходимо согласие на обработку персональных данных