+7 (495) 195-18-66
Телефон для Москвы, чт, вс с 14.00 до 23.00
Skype: simplepsychology
Гештальт-гипнотерапия: мы ничего не забываем
17.01.2020

Гештальт-гипнотерапия: мы ничего не забываем

17.01.2020

Многие из вас наверняка слышали мнение, что мы на самом то деле ничего не забываем в свой жизни, просто часто мы теряем доступ к определенной информации. Получается, что забытая информация все же существует где-то внутри нас, а это где-то мы часто и называем бессознательным.

Но если это так, то, как нам отличить скрытую информацию в нашей памяти от просто забытой и как получить к ней доступ, ведь иначе для нас не будет никакой разницы между тем скрыта ли информация у нас в голове или просто стерта, к тому же в таком случае. Мы не сможем доказать и существование бессознательного.

Все же, оказалось, что действительно мы можем экспериментально доказать, наличие скрытых слоев памяти. И первый способ — это эксперименты с повторным заучиванием. Такие эксперименты проводил Нельсон.

Он предлагал испытуемым заучивать 20 парных ассоциаций «число — существительное»; они заучивали список, пока не достигали критерия одной безошибочной проверки. Испытуемые возвращались для повторной проверки двумя неделями позже, вспоминая 75 % стимулов. Но исследователя интересовали 25 % стимулов, когда испы­туемые не могли вспомнить существительное при предъявлении числа. Испытуе­мые снова заучивали 20 парных ассоциаций. Но некоторые из них оставались теми же, а в некоторых менялась одна из частей.

Предположение состояло в том, что, если бы испытуемые утратили всю информацию о забытых парах, не должно было быть никакого различия между измененными и неизмененными парами. Однако испы­туемые правильно вспомнили 78 % прежде пропущенных неизмененных стиму­лов, но лишь 43 % измененных стимулов.

Это большое преимущество неизменен­ных стимулов указывает на то, что испытуемые сохранили некоторую информа­цию о парных ассоциациях, даже при том, что они не могли вспомнить их перво­начально.

Интересно что подобный эффект в свое время продемонстрировал еще Иван Петрович Павлов на условных рефлексах. Оказалось, что заново сформировать тот или иной условный рефлекс намного легче, чем просто сформировать новый. То есть в нашем мозге остаются следы повышенной проводимости, которые хотя и недоступны нашему сознанию, все же могут быть активизированы при определенных условиях.

Другая группа экспериментов, демонстрирующих скрытность нашей памяти связана с так называемым эффектом контекста, который гласит что информация вспоминается лучше в контексте, в котором она была выучена.

В частности Смит, Гленберг и Бьорк (Smith, Glenberg, & Bjork, 1978) провели эксперимент, показавший важность физического контекста. В их эксперименте испытуемые за­учивали два списка ассоциативных пар в различные дни и в различной обстанов­ке. В первый день испытуемые заучивали ассоциативные пары в комнате без окон. Экспери­ментатор аккуратно выглядел, он был в костюме и при галстуке. Во второй день испытуемые заучи­вали ассоциативные пары в крошечной комнате с окнами на университетский го­родок. Экспериментатор был одет в мятую футболку и джинсы. На следующий день происходила проверка запоминания испытуемых.

Оказалось, что испыту­емые могли вспомнить 59 % из заученного списка в той же самой обстановке и лишь 46 % из списка, заученного в другой обстановке.

Но наиболее впечатляющее исследование с изменением контекста бы­ло проведено Годденом и Баддели (Godden & Baddeley, 1975). Они предлагали водолазам заучивать список из 40 слов на берегу и на глубине 20 фу­тов. Затем водолазов просили вспомнить список в той же самой или в другой об­становке. Испытуемые яв­но обнаруживали лучшую память, когда их просили вспомнить список в том кон­тексте, в котором они его заучивали.

В итоге, оказалось, что эффект контекста работает и для других аспектов ситуации. Например, нам проще вспомнить информацию в том же эмоциональном или физиологическом состоянии. Также оказался важен и информационный контекст, например слова, выученные в контексте иных слов, также будут лучше припоминаться в этом же контексте.

Таким образом информация недоступная нам в обычном контексте или состоянии может быть активизирована при помещении в тот же контекст в котором она была заучена. А это значит что пока этот контекст отсутствует она хранится где-то у нас в голове в скрытом виде.

Третье направление экспериментов, которое стоит упомянуть это эксперименты в области гипноза. Ведь действительно гипноз используется, например для того, чтобы вспоминать вытесненные психотравмы и для осуществления возрастной регрессии. В частности, важные демонстрации здесь проводили Крафт-Эбинг и Тихомиров.

Истинность возрастной регрессии они доказывали за счет различных проверок. В частности, сравнение почерка человека под гипнозом с почерком в его детских тетрадях. Также в гипнозе удавалось получить рефлексы характерные для новорожденных, которые крайне сложно подыграть, например рефлекс Бабинского и плавание глазных яблок.

Правда стоит отметить, что такой эффект получается крайне редко, да и вряд ли кто-то из ныне живущих гипнотизеров такое демонстрировал, что намекает, и на сомнительность описанных экспериментов. В целом по поводу возрастной регрессии современная научная точка зрения в лице Эрнста Хилгарда скорее говорит, что регрессии — это комбинация как подыгрывания, так и реального воспроизведения скрытых рефлекторных слоев.

Однако, возрастная регрессия до младенческого возраста и воспоминание психотравмы это все-таки разные вещи.  И здесь уже все не так сомнительно.

Дело в том, что, несмотря на популярные сообщения, доказа­но, что гипноз сам по себе не улучшает память (Hilgard, 1968; Smith, 1982), однако, он может способствовать воссозданию контекстных факторов во время вспоминания, что и приведет к актуализации скрытых воспоминаний. Достигается это за счет усиленных функций концентрации внимания и воображения. В частности, человек под гипнозом легче войдет в то или иное переживание и будет ярче воспроизводить связанные события, что позволит нарастить поток ассоциаций и возможно активировать скрытый психический слой.

Ну и наконец коснемся нашего мозга. В нейрофизиологических экспериментах наглядно продемонстрировал эффект скрытых воспоминаний Уайлдер Пенфилд.

В ходе нейрохирурги­ческой процедуры он электрически стимулировал различные части мозга пациентов и просил их сообщить, что они испытывали. Таким образом, Пенфилд определил функции различных частей мозга. Однако, оказалось, что возбуждение височных долей вело к сообщениям о воспоминаниях, которые были недоступны пациентам при нормальном вспоминании — например, события их детства.

Это выглядело так, как будто проводимая стимуляция активизировала части сети памяти, которых не могла бы достичь распространяющаяся активация собственного мозга пациентов. К со­жалению, трудно сказать, были ли сообщения пациентов об их воспоминаниях точными, поскольку нельзя было вернуться в прошлое и проверить эти воспоминания. Поэтому, хотя эксперименты Пенфилда и наводят на определенные мысли, в целом они не принимаются в расчет исследователями памяти.

При этом этот и вышеописанные эксперименты хороши вписываются в сетевую теорию и концепцию травматической диссоциации Йетса и Нешби. Сетевой подход предполагает, что наши воспоминания хранятся в нейронной сети, состоящей из узлов и связей между ними. Эти связи могут быть как возбуждающими, так и тормозными. А чтобы активироваться тот или иной узел должен получить достаточное количество возбуждения. Так вот считается что в обычной ситуации забывания след памяти просто угасает и каждый раз ему требуется все больше возбуждения для активации.

Это возбуждения мы и можем получить из разных источников. Например, из похожего физического контекста или воображаемого как в гипнозе. Но, по-видимому, можно добавить возбуждения и напрямую в мозг как это делал Пенфилд.

Вытесненные же события описываются с помощью сильных тормозных связей, которые образуются в результате стресса, именно поэтому вспомнить их самому достаточно сложно. 

В заключении стоит сказать, что конечно же данные эксперименты не говорят о том, что мы помним все, однако они четко показывают, что с нашей памятью не все так просто и что то, что кажется забытым на самом деле не всегда является таковым. Это и открывает новые перспективы для исследований, которые особенно важны в русле глубинных терапий, основная задача которых и состоит в том, чтобы воскресить эти самые скрытые воспоминания.

Добавить комментарий
Введите код с картинки
Необходимо согласие на обработку персональных данных