+7 (495) 195-18-66
Телефон для Москвы, чт, вс с 14.00 до 23.00
Skype: simplepsychology
Гештальт-гипнотерапия: «Убить под гипнозом» или как заставить человека совершить аморальный поступок?
26.09.2019

Гештальт-гипнотерапия: «Убить под гипнозом» или как заставить человека совершить аморальный поступок?

26.09.2019

Данная статья посвящена рассмотрению одному из самых распространенных среди обывателей вопросу о гипнозе «до какой степени доходит власть гипнотизера в этом состоянии?».

В данном вопросе существуют две противоположных точки зрения: во-первых, что человека в гипнозе можно заставить сделать все угодно, во-вторых, что человека нельзя заставить совершить тот или иной поступок, если последний противоречит его воле и установкам. Оба этих утверждения являются мифом, так как достоверных данных по этому поводу на данный момент очень мало по простой причине: очень сложно поставить адекватный эксперимент, в котором бы проверялась возможность совершения гипнотиком аморального поступка.

Однако, история изучения данного вопроса имеет довольно обширные корни и в разные времена высказывались различные точки зрения, начиная с представлений Маркиза де Пюисегюра (1751 — 1825), открывавшего состояние сомнамбулизма. Так как его сомнамбулы выполняли все его команды закономерно встал вопрос о пределе власти гипнотизера. Однако, когда Пюисегюр опрашивал своих испытуемых, как далеко те могли бы зайти, то все они в один голос отвечали, что, хотя ему и удается заставлять их делать разные глупости, например, бить себя мухобойкой, он никогда не смог бы заставить их раздеться или совершить другой аморальный поступок. Из чего Маркиз де Пюисегюр заключил, что заставить сделать человека под гипнозом против его воли в принципе невозможно.

Однако, мало кого волновали доводы настоящих ученых и экспериментаторов. Мнение о вездесущей власти гипнотизера уже во времена Пюисегюра породило бум в головах обычных людей, а в литературе описывались как страшные магнетические возможности гипнотизера, так и само состояние гипноза приписывалось обычным преступникам (а порой и они сами заявляли, что их загипнотизировали для свершения преступления с целью избавления от наказания). Особенный упор делался на власти гипнотизера-мужчины над загипнотизированной женщиной, да и реальных случаев подобных терапевтических отношений, переходящих в романтику было много.

Возможно именно из-за подобных случаев Джеймс Брейд (1795—1860) разрабатывал этические методы гипноза, ведь его фиксация внимания на том или ином объекте полностью игнорировала стандартный метод гипнотических пассов, который имел явный сексуальный подтекст. Да и сам Джеймс Брейд настаивал на том же на чем и Маркиз де Пюисегюр: индивиду невозможно внушить ничего, чтобы противоречило его воле даже в состоянии гипноза.

Однако, проходит буквально полвека и уже основатель нансийской школы гипноза Ипполит Бернгейм (1837-1919), постулирует свою теорию внушения – именно внушение является причиной любого поведения гипнотиков, а не какое-то гипнотическое состояние, т.е. с помощью внушения можно добиться от человека абсолютно чего угодно. Основываясь на этой идеи, коллега Бернгейма Льежуа утверждает, что загипнотизированный ничем не отличается от автомата – машины, которая исполняет любой приказ. Таким образом, нансийская школа поддерживала веру во всемогущество внушения и оправдывала преступников, которые заявляли, что все свои проказы они совершали «под гипнозом».

Мы приведем лишь один из интересных экспериментов Бернгейма в этой области. Так он внушил своему пациенту галлюцинацию другого человека, стоящего у двери. Затем он дал ему воображаемый кинжал и приказал убить несчастного. Испытуемый, как ни в чем не бывало, вонзил кинжал в дверь и после этого застыл с из­можденным видом, сотрясаясь всем телом. На это Бернгейм выступил с обвинениями и обещал вызывать полиции. В итоге все дошло до воображаемого суда, где «убийца» и был осужден.

Правда стоит понимать, что данный эксперимент страдает множеством недочетов, наиболее важный из которых – полная наигранность самой ситуации. И уже скоро противники нансийской школы ниспровергают точку зрения Бернгеймма. Так исследования Жана Шарко (1825—1893) показали, что гипнотик сохраняет сознание и вполне способен отвечать за себя. Жиль де ля Туретт (1857-1904) доказывает, что объекты в гипнозе играют лишь определенные роли, но их характер не меняется.

Наиболее показательным подтверждением точки зрения Сальпетриерской школы является следующий эксперимент Жана Шарко. Его испытуемая Бланш послушно исполняла самые кровожад­ные задания: «стреляла», «резала» и «убивала», но как только дело дошло до приказа «раздеться», Бланш, до того купавша­яся в крови людей, вдруг нашла приказ постыдным и вышла из гипноза.

Все же 19 веке страхи по гипнозу не утихали, а при случае можно даже было просить о смягчении приговора. Так, в 1879 молодой человек обнажался в общественном туалете, однако, он был признан страдающим от приступов сом­намбулизма и оправдан.

Правда случаи подобного оправдания были редкостью, а судьи чаще принимали достаточно рациональную позицию на счет «загипнотизированных» преступников.

Кенни Бианчи и Анджело Буоно, работали в паре и были известны как «хилсайдские душители», пока не были пойманы в 1979 году. Бианчи решил использовать диагноз множественного расстройства личности, которое характеризуется расслоением личности как при гипнозе. Для проверки был приглашен доктор Мар­тин Орн. Он испытал Бианчи под гипнозом — и как оказалось, ни о ком гипнозе здесь речи и не шло. Например, ког­да преступника просили «увидеть» своего адвоката, Бианчи выразил удивление тем, что его адвокат и в самом деле стоит в конце комнаты. Истинные гипнотики так не делают ведь они подвержены феномену трансовой логики, т.е. способности воспринимать противоречивые ситуации как нормальные. В другом тесте Бианчи попросили закрыть глаза и говорить «да», если чувствовал прикосновение, и «нет», если к нему дотрагивались в анестезированной области. Очевидно, что любой, кто по-настояще­му анестезирован, ничего не скажет если дотрагиваться до бесчувственного места, ведь он собственно ничего и не чувствует. Но Бианчи просто сказал «нет». Он завалил и другие тесты, чем и обеспечил себе приговор к пожизненному заключению.

Один из забавных случаев произошел в 1959 го­ду, когда были пойманы два преступника сбежавших из тюрьмы. Один из них, Томас Марш, утверждал, что был загипнотизирован дру­гим, Джеком Коксом. Кокс же заявил, что побег вышел в результате неудачного гипнотического эксперимента. Проводя сеанс гипноза, Кокс сказал Маршу отправиться, туда, где он был счастлив. Марш принял ин­струкцию слишком буквально и вышел из тюрьмы! Поняв, что про­изошло, Кокс последовал за ним, дабы объяснить ошибку и уговорить его вернуться. Такое, хотя и крайне правдоподобное оправдание, было легко отклонено судом.

Однако ситуация не остается столь однозначной и затрагивает умы ученых и сегодня. Например, в не так давно прошедших исследованиях, уже упомянутый нами Мартин Орн добивался, чтобы его испытуемые засовывали руки в чан с дымящейся кислотой или выплескивали ее в лицо экспериментатору. Однако, после эксперимента все испытуемые как один заявляли, что никогда бы так не поступили (то что они сделали, было скрыто амнезией).

 

Джон Уоткинс загипнотизировал солдата, внушив, что когда тот откроет глаза, то окажется лицом к лицу с японским врагом. В действительности же перед ним был офицер армии США. Испытуемый открыл глаза и затем, неожиданно подпрыгнув, вцепился в офицера, начав душить обеими руками. Немедленно пришлось вмешаться трем ассистентам, чтобы разжать хватку разгневанного солдата.

В другом эксперименте Уоткинса у испытуемого уже был в кармане нож, который тот не замедлил достать и применить против «врага».

***

Все же все, эксперименты, посвященные доказательству «преступности» гипноза достаточно слабы. Ведь каждый раз испытуемые, которые выполняют команду, в целом осознают в какой ситуации они находятся. Они знают, что их привлекли к психологическому эксперименту и понимают, что ситуация контролируется экспериментатором, т.е. реально никто никого покалечить не даст. В некоторых случаях исполнение воли гипнотизера обусловлено изначальными установками субъекта. Например, известен случай, когда на демонстрацию к одному лектору, который хотел показать, что гипнотик не будет выполнять аморальные внушения, привели проститутку и на приказ раздаётся, та действительно разделась.

Но стоит поговорить и о других вариантах преступного гипноза.

Причинение вреда собственному здоровью под гипнозом

Ситуации, с причинением вреда самому себе кажутся более реальными, однако их порой можно спровоцировать и без гипноза. Например, человек конечно выпьет яд под гипнозом под видом воды, но с таким же успехом вы могли его просто обмануть, налив яда в обычный стакан.

Случаи доведения до самоубийства тоже возможны, но вряд ли в результате единоразового внушения. Скорее, такое может произойти в результате долгого целенаправленного воздействия психотерапевта (не обязательно гипнотизера). И здесь опять же более важными будут установки субъекта и его отношения с психотерапевтом, нежели отдельно состояние гипноза. Скорее до самоубийства можно будет довести только человека с изначально присущими суицидальными наклонностями. В таких случаях порой любое брошенное слово или фраза могут переполнить котел терпения человека и тот действительно убьёт себя. Именно поэтому терапевты, которые берут на себя работу с суицидальными личностями должны проходит переподготовку и в области суицидологии.

Сексуальная власть гипнотизера

Отдельной категорией преступного гипноза можно назвать сексуальные преступления на почве гипноза, гипнотерапии и психотерапии, когда отдельные личности притворяясь терапевтами и пользуясь своей врачебной властью совращают не в чем неповинных пациентов.

О такой возможности говорили уже и во времена Пюисегюра. Но если Пюисегюр отрицал возможность преступного воздействия, то существовала и противоположная точка зрения, которую представлял Д’Эслон, опиравшийся на теорию магнетизма Месмера. Он верил, что магнетизер может взять верх над женщиной, которая достигла так называемого криза (катарсиса в процессе психотерапии).

Чуть позже Джозеф Делез (1753—1835) открывает, так называемые предметные отношения, на которых, по его мнению, и базируется гипноз. Предметные отношения – это, то что в современной психологии называется переносом, т.е. это особые эмоционально насыщенные отношения между терапевтом и пациентом. Такие отношения обычно возникают из-за скрытности личности врача, которая заставляет пациента интерпретировать ее на свой лад, т.е. включается механизм проекции. Пациент может проецировать на врача образы близких ему людей, например, мамы или папы, ведь врач, также, как и эти люди заботиться о пациенте. Сюда добавляется и тесный телесный контакт, когда гипнотизер сидит практически в упор в пациентке, сжимая ее колени между своих, и обводя пассами все ее тело (так работали по времена Месмера). Наконец, и сама фигура врача порой симпатична на пациенток, ведь врач – это уверенный, эпатажный, сильный, но при этом заботливый человек. Из всех этих факторов и возникает порой сильное сексуальное влечение. А случаи его корыстного использования не так редки.

Одним из первых подобных случаев произошел В 1865 году. Тимоти Кастеллан, бродяга и проходимец, называвший себя целителем, воспользовался гостеприимством некоей деревенской семьи, состоящей из отца семейства, дочери Джозефины и ее брата. Тимоти пригласили на обед, после чего тот покинул дом, но вскоре, как только мужчины ушли на работу, вернулся. Некоторые соседи даже видели, как он делал за спиной Джозефины какие-то пасы руками и показывал знаки. Как потом пояснила сама Джозефина, Тимоти загипнотизировал ее, а затем изнасиловал. Но на этом история закончилась, Джозефина сбежала с Тимати, чтобы вместе с ним бродяжничать, в то время как сам «целитель» надменно демонстрировал свою власть над девушкой, заставляя ее то ползать на четвереньках, то лаять как собака. Однако, через пару дней Джозефина сбежала от Тимати, а тот был придан суду и приговорен к 12 годам каторги.

Известны и случаи времен магнетизма, когда гипнотизер по несколько лет эксплуатировал свою сомнамбулу, на сексуальной почве.

Уже ближе к современности можно назвать имена Майкла Гилла из Уэльса (1988) и Нельсона Линтога с северного Девона (1991). Оба этих преступника выдавали себя за врачей, чтобы затем воспользоваться слабостью женщин. Случай с Нельсоном особенно ужасен, поскольку его преступления охватывают многие годы и страны, он совратил по меньшей мере двести жертв, многие из них несовершеннолетние. В одном из интервью его жертва описывает, как он совращал ее. Работая с ней по поводу сексуальных проблем, он попросил ее доказать, что сеанс принес свой результат, при этом начиная расстёгивать ее блузку и джинсы. Со всем, что он делал жертва соглашалась. В какой-то момент он ввел свои пальцы ей во влагалище и хотел, чтобы она взяла его гениталии. В этом момент, она отказалась идти дальше и сказала «нет».

Хотя подобные истории и звучат ужасающе, даже их нельзя свести на власть гипноза, ведь в гипнозе так или иначе у индивида хотя и сужается, но остается часть его воли, о чем мы говорили и раньше, когда испытуемые отказывались выполнять, то что противоречит их мировоззрению. Гипноз – это в большей мере концентрация внимания, чем подчинение кому-либо. А подобные случаи с изнасилованиями, чаще сводятся, либо на желание самих жертв, которые затем не признаются сами себе что делали все по доброй воле, либо на самые обычные изнасилования, которые начинались с гипноза, но закончились применением грубой силой.

Цыганский гипноз

«А как же цыганский гипноз?» спросите вы. Ведь цыганам часто удается загипнотизировать ни в чем неповинных людей и выманить у них деньги и драгоценности. Опять же заявление крайне сомнительное и неоднозначное. То, что обычно называют цыганским гипнозом – это по сути очередной стереотип, которому подвержены многие люди. Люди склонны думать, что цыгане (причем все без исключения) обладают определенными магическими способностями, и легко могут навести на вас порчу или посмотреть вам в глаза, заставив замереть и отнять все ваши деньги. На самом же деле, такая точка зрения крайне далека от реальности. В большинстве случаев при воровстве, никто никакого гипноза не использует, а используют лишь ловкость рук и отвлечение внимания. Например, делается вид, что передается купюра, а затем ее незаметно прячут в рукав, в то время как продавец подумал, что взял купюру и уже готов выдать сдачу. Или одна цыганка отвлекает внимание разговором, в то время как другая достает из кармана кошелек.

Другой вариант – это обычная манипуляция, т.е. работа на ценностях и убеждениях человека при состоянии сниженной критики. Здесь цыганка подходит к ничего не подозревающей жертве, и, начиная с обычного гадания, переходит к обману, заявляя, что жертва или ее родные прокляты, а, чтобы снять проклятье необходимо срочно принести энную сумму и желательно все драгоценности из дома (конечно же для того, чтобы снять с них проклятье). В этой ситуации мы также не можем говорить о гипнозе. Да, безусловно легкая степень транса имеет место быть, но происходит это за счет игры на эмоциях и вере субъекта в магию. Уже эмоция в свою очередь затуманивает мозги жертвы, и та становится готова на все. Но сама эмоция обусловлена именно верой и установками субъекта, если же веры в магию у вас нет, то и воздействовать на вас будет невозможно. Хотя даже и у людей, у которых нет такой веры можно наблюдать неприятный осадок после общения с цыганкой, ведь никому неприятно слышать про неприятности, связанные с их семьей – на этом, т.е. на ценностях человека и играют цыганки.

Все же во всех вышеописанных случаях жертве просто стыдно признавать, что ее обманули и она склонна оправдываться тем, что ее «загипнотизировали».

Но бывают и реальные случаи гипноза цыганками, чему в подтверждение можно найти несколько видеозаписей в свободном доступе. Правда и здесь стоит понимать, что какого-то отдельного «цыганского» гипноза не существует, ведь цыганки используют все те же самые методы гипноза, что применяет и какой-нибудь рядовой гипнотерапевт и дело здесь совсем не в магических способностях. И тут уже раздался звонок – «если они применяют гипноз, значит все-таки могут все-таки меня загипнотизировать!?». На самом деле это маловероятно. Цыганки действительно могут загипнотизировать кого-то, но этот «кто-то» - попадается в расчете 1 на 1 000 человек. Поддается такому гипнозу как правило крайне гипнабельная личность, которая при этом имеет еще и высокие показатели виктимности (виктимность – показатель в психологии, определяющий стремление человека стать жертвой преступления). Однако, у цыган и у разных уличных обманщиков времени для отбора достаточно много, да и навыки оценки присутствуют, именно поэтому мы все-таки можем наблюдать подобные происшествия. И именно поэтому не стоит верить в чудеса и следует сохранять свою активную и критическую позицию – этого будет достаточно, чтобы не подпасть под цыганский гипноз.

Забыть после преступления

Мифом считается и то, что в гипнозе можно свободно внушить постгипнотическую амнезию, т.е. заставить человека забыть то или иное происшествие, а именно на это и ссылаются многие «жертвы» гипноза, обычно описывая произошедшее как «все было как в тумане». Да, в определенной мере амнезии можно добиться, но не тогда, когда над жертвой было совершенно преступление, так как человек просто все вспомнит, выйди из кабинета насильника или оставшись без денег после подхода жулика.

Гипноз, секты и зомбирование

Другое проявление преступного гипноза, которое бытует в умах людей – это зомбирование. Как часто можно слышать про то, как зомбируют людей в сектах, спецслужбах, армиях и т.д. И это явление действительно существует. Вопрос в том, что гипноз опять же не является здесь основным элементном. Любой тип зомбирования – это долгосрочный процесс насаждения тех или иных идей в личность человека, которое осуществляется комплексом методов. Можно легко проследить это на примере армии. Человека, который в первый день пришел в военкомат, раздевают, заставляют проходить унизительные процедуры и выполнять распоряжения, т.е. уже здесь нивелируют его личность и заставляют подчиняться. Каждый акт подчинения – актуализирует механизм когнитивного диссонанса, да и просто укладывается в привычку. Затем попадая в саму армию, человека стригут на лысо, выдают форму, и он уже такой же, как и все остальные – происходит деиндивидуализация личности. Для усиления эффекта, человека полностью переводят в новую среду и отрывают от дома. Все это приводит к тому что первоначальная личность как бы исчезает, а на пустое место уже можно насаживать любые убеждения. Для этого используются элементы среды, жесткие правила и различные способы агитации и применения власти со стороны вышестоящего. Применяются песни, лозунгу, плакаты, а подверженный конформизму человек, да еще и такой, которого лишили личности, будет автоматически выполнять тоже что и остальные. В итоге на выходе мы получаем новую личность.

Секты выстраиваются таким же образом, но если армия выступает на основе формальной власти, то в сектах используются потребности самих послушников, не говоря уже о том, что там, в отсутствии надзора закона могут быть использованы и различные противоправные техники, наркотические вещества и средства жесткого обращения.

Даже когда мы говорим о популярном представлении о зомбировании, когда кого-то привязывают к стулу и заставляют смотреть психоактивные программы (пример можно видеть в фильме «Заводной апельсин»), после которых человек выходит на улице, абсолютно иным, даже здесь в большей мере используются иные психологические факторы нежели гипноз.

Да, гипноз действительно присутствует во всех описанных случаях, но это как правило минимальные степени транса, которые не играют решающей роли в изменении личности. Если уж мы и говорим здесь о гипнозе, то намного большую роль играет непосредственное внушение, насаждение определенного мировоззрения, которое происходит не просто на базе проведенной гипнотической индукции, но на основе множества иных психологических факторов: обстановки, состояния, особенностей личности, различных способов психологического, а порой и психофармакологического воздействия.

Выводы

Исходя из вышеописанных случаев и экспериментов, можно выделить три основных фактора, определяющих возможность преступного влияния.

1. Изначальные установки и убеждения субъекта. Индивид вряд ли сделает что-то что противоречит его моральным ценностям, но, если для него преступление является нормой, он легко пойдет на него.

2. Глубина гипноза. Чем больше степень гипнабельности субъекта и глубина, на которую индивид погрузился тем больше вероятность совершения аморального поступка под влиянием внушения. Правда встает вопрос, а можно ли в таком случае повлиять на каждого. Загипнотизировать можно действительно любого, однако степень погружения у разных людей будет различной. Считается что степень гипнабельности людей соответствует среднему арифметическому распределению: 80% людей обладают средней гипнабельностью, 10% - низкой, 10% - доходят до состояния сомнамбулизма. И, очевидно, что преступное воздействие будет возможно только в состоянии сомнамбулизма (оно конечно будет возможно и в более легких состояниях, но тогда его нельзя сводить на действие гипноза).

3. Характер самого внушения. Доказано, что люди более активно откликаются не на прямой приказ, а на косвенное внушение. В частности, мы можем обхитрить моральные установки личности, путем моделирование необходимой ситуации, например, внушив человеку, что перед ним стоит враг (как в эксперименте с японским солдатом) или что пациентка находится на приеме у врача, где обнажение является обязательным элементом осмотра.

Таким образом вероятность совершение преступления является производной от этих трех факторов, т.е. степени гипнабельности и глубины гипноза (что уже сокращает выборку всех людей до 10%), моральных установок (выборка становится еще меньше) и особенностей внушения (позволяет немногим увеличить выборку). К этому стоит добавить и мастерство гипнотизера, который должен быть способен догрузить человека до максимума. В зависимости от комбинации этих факторов, возможно три типа реакций загипнотизированного на подобное внушение.

1. Выход из гипноза. Аморальное внушение просто выбивает индивида из гипнотического транса.

2. Конфликт, сопровождающийся невротическими проявлениями. Бывали случае, когда при аморальном внушении человек испытывал припадок и у него начинались конвульсии. Это происходило из-за конфликта внутренних установок с внушением, которому индивид не мог противостоять.

3. Исполнение действия. При наличии всех необходимых факторов индивид может исполнить действие, даже если оно противоречит его установкам.

Таким образом, мы, казалось бы, получили обнадеживающие результаты: если человека и можно заставить под гипнозом пойти на преступление, то далеко не каждого, а сделать это будет далеко не так просто.

Но, в бочку меда мы добавим ложку дегтя. Ведь мы обсуждали именно гипноз, которого так сильно боятся некоторые люди, и которому приписывают самые ужасные тайны и самую великую силу. Однако, возможность исполнения аморальных действий под влиянием ситуации и авторитета на самом деле была доказана давно и, как оказалось, для этого не нужно никакого гипноза. Речь идет об известных экспериментах Стенли Милгрэма, где он за счет простого давление авторитета доводил людей практически до убийства и экспериментах Зимбардо, где обычные и добрые люди превращались в садистов просто под влиянием ситуации и др. Оказалось, что большую часть людей можно заставить делать практически все что угодно: убивать, насиловать, издеваться. И для этого нужны лишь соответствующие ситуация и авторитет, а в формальном гипнозе, при этом нет никакой необходимости. Многие люди ищут проблему в «мистическом» и «непонятном» феномене гипноза, вместо того, чтобы взглянуть внутрь себя.

© SimplePsychology, YouTube, Павел Авдеев

Добавить комментарий
Введите код с картинки
Необходимо согласие на обработку персональных данных